16/03/2017

"Поэт, опередивший время"

Оцените материал
(0 голосов)

Статья опубликована в газете "Маяк" 15.03.2017

Автор - Любовь Чернова, заведующая Экспозиционно-выставочным отделом Музея-заповедника «Усадьба Мураново»

Творчество Ф.И. Тютчева имеет поистине международное значение, поэт издавался практически во всех странах мира. Иностранные ученые – филологи, историки, политологи, философы – также внесли свой вклад в изучение его творчества.
В предверии Всемирного дня поэзии мне кажется своевременным и важным поговорить о том, как творчество нашего великого поэта оценивается французскими исследователями.


Этот обзор подготовлен мною на основе переведённых монографий и статей французских авторов и является выдержкой из моей научной работы по изучению творчества Ф.И. Тютчева во Франции.
Вообще, единого мнения о творчестве Ф.И. Тютчева во французской науке не существует. Тем не менее, можно выделить две основные темы исследований – философия Ф.И. Тютчева, и его политические взгляды. Первая тема рассматривается, прежде всего, филологами, вторая – историками, социологами и дипломатами. Французскую научную мысль гораздо больше занимает философия поэта, чем его политические взгляды, соответственно, и литературы по этой тематике в несколько раз больше.

Ф.И.Тютчев – поэт-философ.

Французские исследователи называют Ф.И. Тютчева одним из величайших русских поэтов, который намного опередил своё время и заложил принципы символического искусства. Его философские мысли признаются поистине уникальными и многогранными. Примечательно, что во Франции его не сравнивают с Гейне, Шеллингом, Гёте, даже об их влиянии на поэта упоминается редко.
Нужно отметить, что французские литературоведы раскрывают творчество нашего великого поэта иначе, чем это принято в русской науке. В этом и заключается интерес изучения иностранной критической литературы. Кроме того, ученые редко рассматривают выразительные средства великого поэта. Возможно, это связано с тем, что большинство произведений они вынуждены читать в переводе.
Большинство французских исследователей XX века характеризуют Ф.И. Тютчева как поэта-философа. Но при этом не существует единого мнения, к какому направлению принадлежат его философские взгляды, какими средствами достигается необычайная выразительность его философских стихов, что преобладает в его произведениях – поэзия, эстетика или философия. Каждый французский литературовед находит в стихотворениях Ф.И. Тютчева что-то свое, близкое его собственным взглядам. В этом и состоит гениальность и уникальность тютчевского творчества. Приведу несколько наиболее интересных, на мой взгляд, примеров.
В. М. Дю Фё анализирует стихотворение «Silentium!» и приходит к выводу, что в творчестве Ф.И. Тютчева достигает своего расцвета философское направление в литературе, намеченное А.С. Пушкиным в «Евгении Онегине». Это выражается даже в тематике стихотворений. Из 300 произведений только 50 политические, остальные – философские. При этом французский филолог раскрывает философские идеи Ф.И. Тютчева с необычной стороны: «В «Silentium!» поэт нам советует проклясть свое внутреннее «Я» и раствориться во всемирном духе. Это очевидно сближает его с индуистской философией, которая наводнит Европу многие годы спустя. В его желании проникнуть в космический универсум у автора рождается вдохновение созидающим хаосом, который находится в духе природы и, соответственно, в глубине человеческой души тоже всегда можно найти нечто, что можно было бы соотнести с бессознательным Фрейда, таким образом, Тютчев предвосхитил эту идею. Бури, которые пробуждают первородный хаос – страсть и смерть. Поэтому в смерти Тютчев видит особенную красоту, в связи с этим, вспомним, что две женщины, которых он любит, умирают на его руках. «Мое сердце жаждет бури» – пишет он, для него смерть и большие потрясения в истории – источник нового и возвышенного вдохновения. Часто поэт разрушает барьеры между примитивным хаосом, который дремлет в глубине нашей души, и хаосом, правящим в мироздании; таким образом, его поэзия обогащается эффектом, который можно было бы назвать импрессионизмом». По мнению В.М. Дю Фё, Ф.И. Тютчев – первый русский символист. Его творчество, как и творчество Е.А. Боратынского, послужило отправной точкой для Осипа Мандельштама и Иосифа Бродского. Их поэзия вне времени: «Они оба следуют философскому направлению в своей поэзии, в полном отрыве от современной им литературы».
Таким образом, творчество Ф.И. Тютчева, действительно, является универсальным, в нем присутствуют и синтезируются совершенно разные философские взгляды и стилевые принципы.
Мишель Окутюрье рассматривает стихотворения, написанные позднее 1848 года. Он определяет творчество Ф.И. Тютчева как философский лиризм, находящийся на стыке символизма и реализма. С 1848 года его поэзия становится более реалистичной, что отражается в языке и стиле его стихов, в которых становится меньше архаизмов и больше живого разговорного языка. Кроме того, «пейзажи становятся более конкретными, освобожденными от всяких мифологических аллюзий, они служат только фоном для символических образов».
Стихотворения, написанные под влиянием связи с Еленой Денисьевой, филолог выделяет в отдельную группу, поскольку они выбиваются из основной философской направленности творчества Ф.И. Тютчева и «представляют собой психологический реализм, с их драматической интенсивностью, они раскрывают трагическое видение любви и описывают две сущности, одна из которых должна страдать, а вторая – погибнуть».
Также отдельно автор рассматривает политическую философию Ф.И. Тютчева, которую он определяет как славянофильство, но свои мессианские надежды поэт связывает не с монархией, а с народом, который через страдания и долготерпение становится избранным Богом.
Французский исследователь отмечает, «что, несмотря на восторженную статью Некрасова 1850 года, несмотря на публикацию в 1854 году сборника стихов, подготовленного Тургеневым, который в статье, написанной в этом же году, возносит Тютчева «гораздо выше всех его современников», несмотря на хвалебную критику современных писателей, а именно, Толстого, Тютчев был недооценен при жизни». И связано это было как раз с тем, что он обогнал свое время. Поэтому и популярность к нему приходит только к концу века, «когда появляются статьи и исследования Соловьева (1895), Мережковского и Брюсова и большинства поэтов-символистов».
Франсуа Корнийо в диссертации «Тютчев – поэт-философ» ставит проблему экзистенциальных, философских исканий поэта. Он рассматривает два стихотворения Тютчева («Лебедь» и «Сон на море»), в которых возникают перекликающиеся с паскалевскими образы «двойной бездны», «двух беспредельностей», между которыми человек молчаливо-беспомощно затерян. Источник подобных образов французский ученый находит у Паскаля и многозначительно обобщает: «Это молчаливое созерцание, исходящее из удрученного осознания онтологического положения человека, на наш взгляд, задолго до Тютчева, выражает сущность его поэзии». Однако важнейшая смысловая связь между онтологией и антропологией французского мыслителя и русского поэта лишь заявлена, но не раскрыта и не соотнесена с разными творческими проявлениями.
Таким образом, французских ученых особенно интересует философия поэзии Ф.И. Тютчева. Существует довольно много фундаментальных трудов на тему его философии, причем вопрос этот остается актуальным для научной мысли и сегодня. Единого мнения об истоках и содержании философии поэта не существует. В нем видят символиста, реалиста, импрессиониста, натурфилософа, последователя Паскаля и т. д.

Ф.И. Тютчев – поэт-дипломат и политик.

Отражение в творчестве политических взглядов Ф.И. Тютчева рассматривается гораздо реже, нежели философских. И это понятно, ведь данное направление неразрывно связано с историей России и менее интересно иностранным литературоведам. Эта тема разрабатывается историками дипломатии и политиками, которые в основном используют три политических текста Ф.И. Тютчева, написанных изначально по-французски: «Россия и Германия» (1844), «Россия и революция» (1849), «Римский вопрос и папство». Стихотворения Ф.И. Тютчева на политические сюжеты практически не рассматриваются.
Робер Стёкерс сравнивает Ф.И. Тютчева с Кортесом. «Его пророческое, апокалиптическое видение истории сближает его с Донозо Кортесом: Россия – воплощение христианства (православия) противостоит Западу – воплощению всего антихристианского. Их битва будет решать судьбу мира». Стёкерс отмечает метафизическую и экзистенциальную сущность его политических воззрений, которые были вполне консервативными и славянофильскими. В то же время, в отношении европейской политики Ф.И. Тютчев придерживался передовых, современных взглядов и, таким образом, «его политические взгляды были на стыке двух тенденций».
Изабель Деспрэ отмечает веру Ф.И. Тютчева в то, что Россия может избавить мир от засилья индивидуализма, но не через переустройство общества, а через преображение человека посредством православия. Любовь к Богу и ближнему в идеальной России должна направлять всю общественную и политическую жизнь. В то же время Ф.И. Тютчев предпочитает сильную центральную власть и геополитическое могущество России демократии и свободе, хотя и считает нужным предоставлять свободу оппозиции, чтобы она не выглядела мученицей в глазах общества. По мнению исследовательницы, именно Ф.И. Тютчев и Ф.М. Достоевский своим творчеством закладывали в российском обществе идеи героизма и самопожертвования во имя общественных идеалов, которые, с одной стороны, привели к торжеству марксизма, с другой – помогли России победить нацизм. Идеи Ф.И. Тютчева близки взглядам славянофилов, но его творчество оказало на общество гораздо большее влияние.
Таким образом, по мнению французских исследователей, взгляды Ф.И. Тютчева были близки славянофильским. Россия должна противостоять Западу и в политическом, и в социальном, и в моральном смыслах. В то же время, его творчество особенно интересно тем, что представляет собой синтез демократических тенденций, монархизма и славянофильства. И даже заложило идейные основы в обществе, которые прорастут уже в XX веке.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены