Дагеротипы

В собрании мурановского музея хранятся восемнадцать дагеротипов, по праву включенных в категорию особо ценных экспонатов из-за их чрезвычайной редкости, хорошей сохранности, достойного художественного уровня и, что самое важное, из-за исключительного историко-мемориального содержания. Авторами семи дагеротипов являются братья Г. и И. Венингеры, К. Даутендей и К. П. Мазер, остальные — неизвестных мастеров. Шестнадцать из восемнадцати дагеротипов принадлежали семье Тютчевых, потомков поэта, последних владельцев мурановской усадьбы. Два дагеротипа поступили в собрание уже в музейное время (они единственные из собрания с подписанными датами, остальные дагеротипы датировались в процессе исследовательской работы). На них изображены лица из родственного окружения Е.А. Боратынского. Двойной портрет И. А. Боратынского, брата поэта, и его жены Анны Давыдовны (урожд. Абамелек), выполненный в 1854, г., был куплен в 1928 г. у В. Н. Обуховой, дальней родственницы Боратынских (они вместе со знаменитой певицей Н. А. Обуховой — потомки двоюродной сестры поэта, в замужестве Обуховой). Автор дагеротипа неизвестен, но явно принадлежит к хорошей художественной школе, о чём свидетельствует грамотно скомпонованное и безупречно выполненное изображение. Второй дагеротип, с портретом своей бабушки, подарила музею графиня А. М. Баранова (урожд. Боратынская) внучатая племянница поэта. На нём изображена С. М. Боратынская (урожд. Салтыкова, в первом браке баронесса Дельвиг) — жена С. А. Боратынского, брата поэта. Дагеротип датирован: на обороте окантовки надпись, выполненная неизвестной рукой: «март 1852 г.». Дар был осуществлён в 1933 г. и, конечно, дарительница была записана в книге поступлений без титула.

Ателье К.П. Мазера (?). Портрет С.М. Боратынской. Москва. 1852 г.

Автор дагеротипа считался неизвестным, но есть косвенные доказательства, что им является К. П. Мазер, который с 1851 по 1854 г.г. имел ателье в Москве, и наш дагеротип попадает в эти временные рамки. Оформление дагеротипов этого автора однотипно: как правило это чёрное паспарту с прямоугольным вырезом с закруглёнными углами и плавно изогнутой внутрь линией сторон, по внутреннему краю три золотистые линии; по периметру стекла — тиснёный золотистый кант. Кроме того у Мазера снимаются лица из дружеского круга С. М. Боратынской. Например, в собрании литературного музея ИРЛИ имеется дагеротип близкой подруги Софьи Михайловны А. Н. Карелиной, где она снята со своей дочерью Елизаветой Григорьевной (то есть прабабка и бабка А. Блока). Они были дружны, их обширная переписка дошла до нашего времени и некоторые сведения из их писем вошли в летопись жизни и творчества Е.А. Боратынского. Также в собрании ГИМа есть три дагеротипа Мазера с портретами членов семьи Кривцовых — соседей и друзей Боратынских по тамбовскому имению Мара. Как правило, знакомые рекомендовали понравившегося мастера друг другу. Так что наш дагеротип вполне может быть приписан К. П. Мазеру.

Возникает вопрос: почему же в собрании немного дагеротипов (как, впрочем, и других вещей), связанных с Боратынским, хотя музей располагается в доме, построенном для него, и тесно связан с именем поэта? Объясняется это особенностями судьбы. В своём новом усадебном доме Боратынские прожили только год, а затем уехали в заграничное путешествие, во время которого в 1844 г. поэт внезапно скончался в Неаполе. После его смерти между сёстрами А. Боратынской и С. Путятой был осуществлён раздел имущества, по которому Мураново досталось Софье. Вдова поэта получила богатые казанские имения, куда перевезла почти всё, что было связано с её мужем. Уже в музейное время некоторые вещи поэта и его семьи приобретались или были получены в дар от потомков, в том числе два дагеротипа, о которых и шла речь выше.

После Боратынских хозяевами Муранова стали их родственники Путята. От этой семьи сохранился единственный дагеротип, изготовленный в ателье И. Венингера в Санкт-Петербурге, но удивительный по непосредственности и очаровательности персонажей. Это три маленькие дочери Н. В. и С. Л. Путят: Анастасия, Ольга и Екатерина. В соответствии с возрастом девочек—старшая Анастасия примерно восьми лет, Ольга—шести, младшая Екатерина—четырех—датировать съёмку следует 1846 г. (даты рождения девочек соответственно: 1838,1840,1842 гг.).

Ателье И. Венингера. Портрет Ольги, Екатерины и Анастасии Путят. С-Пб., около 1846 - 1847 гг.

Можно представить, как тщательно готовили детей к съёмке: одели в нарядные платья, уговаривали сидеть смирно, не шевелясь. Старшая и младшая сёстры выдержали немалую временную паузу, необходимую для получения изображения, а Ольге это не удалось, она шевельнулась, и её головка немного смазана. Именно эта непоседа станет наследницей мурановского имения (её сестры рано уйдут из жизни), в 1869 г. выйдет замуж за И. Ф. Тютчева, сына поэта, почётного мирового судью, члена Государственного совета. Она доживёт до открытия музея в 1920 г., и именно её сын Н. И. Тютчев станет его основателем и первым директором.

Итак, с 1869 г. начинается «тютчевский» период в мурановской усадьбе. Сюда стекаются мемории рода: архив, фамильные портреты, документы, рукописи, мебель, предметы быта, изделия прикладного искусства и т. д. Но особую ценность имеют вещи, связанные с Ф. И. Тютчевым. После смерти поэта в 1873 г. его вдова Э. Ф. Тютчева решила, что наследником должен стать сын Иван.

Насыщенность усадебного дома предметами материальной культуры помогла сформировать богатое собрание, на базе которого была создана знаменитая экспозиция мурановского музея. Среди мемориальных вещей заметное место и по сей день занимают дагеротипы, из них 8 принадлежали собственно Ф. И. Тютчеву. Это портреты его детей: Екатерины — от первого брака; Марии и Ивана — от второго брака; два дагеротипа с выполненного в 1840 г. живописного портрета второй жены поэта Эрнестины Фёдоровны (урожд. баронессы Пфеффель) работы художника Ф. Дюрка. Оригинал портрета находится в собрании музея. Парные изображения родителей поэта И. Н. и Е. Л. Тютчевых, заключённые в одну рамку. Они висели в кабинете поэта в Санкт-Петербурге. Украшением коллекции является групповой портрет семьи тётушки поэта по материнской линии Т. Л. Миллер (урожд. Толстая), с мужем Фёдором Ивановичем и сыном Владимиром.

Долгое время в семье Тютчевых портрет красивой молодой женщины считался портретом первой жены поэта Элеоноры Фёдоровны (урожд. графини Ботмер). Однако Элеонора умерла в 1838 г., когда дагеротипия находилась ещё только в процессе разработки. Оказалось, что это изображение младшей сестры Элеоноры, красавицы Клотильды — предмета увлечения и адресата стихотворений Г. Гейне. Клотильда жила в семье Тютчевых в мюнхенский период их жизни и принимала деятельное участие в воспитании дочерей поэта— Элеоноры-Анны, Дарьи и Екатерины.

Дагеротип с портретом А. О. Россета, который входил не в родственный, а в светский круг знакомых семьи Тютчевых, вероятно, был подарен самим изображённым или его сестрой, знаменитой «калужской губернаторшей», красавицей и умницей А. О. Смирновой-Россет, с которыми поэт и его дочь Анна часто общались. Ещё одна вещь в собрании связана с лицами из дружеского окружения. Но это не дагеротип, а фотография с несохранившегося дагеротипа. На ней изображён пожилой мужчина с подростком. Со слов Кирилла Васильевича мы знаем, что для изготовления фотокопии дагеротип освободили от стекла, сделали снимок, и изображение на дагеротипе стало блекнуть, через несколько минут оно исчезло полностью. Осталась фотография, которую мы включаем в каталог дагеротипов за номером «19».

Самые востребованные и ценные дагеротипы — это два портрета самого Ф. И. Тютчева. Один из них был выполнен в Мюнхене между 1841 и 1844 гг. (время появления первого ателье в Мюнхене и год отъезда Тютчевых из Мюнхена в Россию). Но в 1844 г. Тютчев около двух месяцев (май — июнь) был в Париже — родине дагеротипии. Возможно, его портрет был выполнен там. Это самый ранний дагеротип коллекции. Второй, на котором поэт запечатлён с газетой в руке, скорее всего выполнен в конце 1840-х гг. Он неподписной, но рисованный задник с полками для книг и дверью появляется на дагеротипах ателье К. Даутендея в Санкт-Петербурге (см. групповой портрет членов-уч-редителей Петербургского архелогическо-нумизматического общества, ГИМ 68848).

Ателье К. Даутендея. Портрет Ф.И. Тютчева. С-Пб., 1848 - 1849 гг.

После того как эта пластина была раскантована, на обороте открылась надпись: «1875. Возобновлено». Значит ли это, что с нашего дагеротипа сделали копию, или же это копия с упомянутого оригинала, с которого в 1875 г., после смерти поэта сделали повторение? Думается, что первая версия более правдоподобна, так как сделанный в это же время портрет дочери поэта Марии примерно в восьмилетием возрасте, стоящей у того же кресла, на котором изображён отец, и по качеству исполнения и по оформлению (одинаковые коричневые кожаные рамки) очень похожи. Датировка тютчевского портрета осуществлена по возрасту изображённой девочки.

Кроме мурановских дагеротипов существует ещё один с портретом поэта, хранящийся в Пушкинском доме (ИРЛИ) в Санкт-Петербурге. В1928 г. он был передан в дар от Е. и Н. Тютчевых, внучек поэта и Е. А. Денисьевой. Скорее всего, он принадлежал Елене Александровне — последней роковой любви Ф. И. Тютчева, адресату стихотворений «денисьевского цикла».

В Российской государственной библиотеке (бывшей «ленинке») есть фотография с несохранившегося дагеротипа с изображением Ф. И. Тютчева. Таким образом, поэт позировал для дагеротипной съёмки, как минимум, четыре раза.

Увы, мы не имеем ни одного дагеротипа, запечатлевшего Е. А. Боратынского, хотя поэт умер в 1844 г., когда ателье уже существовали. Его прижизненные портреты вполне могли быть сняты, чему имеются косвенные подтверждения. В 1915 г. поэт Всеволод Иванов пишет сонет «Перед портретом Боратынского». Этот философско-поэтический шедевр возник от впечатления портрета Боратынского, несомненно, представленного в виде дагеротипа. Символисты предельно точны в деталях, а здесь автор говорит о «волшебном стекле» — что это, как не дагеротип с его таинственными переливами изображения? Хотя он до нас не дошёл, но, хочется верить, несомненно, существовал!

 torgi.gov.ru - официальный сайт Российской Федерации для размещения информации о проведении торгов