Мураново

Музей-заповедник "Усадьба "Мураново" имени Ф.И. Тютчева"

Warning: count(): Parameter must be an array or an object that implements Countable in /home/muranovo/muranovo-museum.ru/docs/components/com_k2/models/item.php on line 763

"Мы должны были сойтись и сблизиться душой"


В Большой гостиной усадебного дома в Муранове, направо от камина, висит не совсем обычный женский портрет. Изображённая на холсте женщина отличается по внешнему виду от остальных дам, портреты которых можно увидеть в этой комнате. Перед нами немолодая женщина в тёмном платье, с первого взгляда напоминающем монашеское облачение, со строгими чертами лица.

Изображена на портрете работы неизвестного художника Надежда Николаевна Шереметева (1775 – 1850), тётка поэта Ф.И. Тютчева. Надежда Николаевна отличалась большим умом , литературным вкусом, властным характером и эксцентричностью привычек. Она одевалась неизменно в тёмное платье полумонашеского покроя (в нем она изображена и на портрете), но вместе с тем носила стриженые волосы, что немало шокировало ее современников. Пренебрегая светскими условностями, Шереметева любила быструю езду в открытых экипажах. Все эти «вольности» резко осуждались блюстителями приличий. «Мужчина еще мог ездить в открытом экипаже, в две лошади, - негодовал один из них, - но даму непременно должна была везти четверня. Одна богатая и знатная дама, госпожа Шереметева, утратила всякое к себе уважение за то, что ездила в дрожках, обрезала себе волосы и одевалась просто».

Но в то же время, за этими внешними причудами скрывалась «натура деятельная, душа светлая и <…> давно готовая к смерти, - что не мешало ей жить – пока она была в жизни – живою жизнью с живыми», - так писал о ней И.С. Аксаков.

На мурановском портрете изображена женщина, за плечами которой была долгая, исполненная скорбей и лишений жизнь, - из которой она вынесла глубокую веру в Бога и убеждение в неслучайном, очистительном значении понесенных ею страданий. Она рано, в 1808 году, лишилась мужа, оставшись с тремя малолетними детьми – сыном Алексеем и двумя дочерьми, Пелагеей и Анастасией. На холме у самой усадьбы лошади понесли пролётку, в которой Василий Петрович возвращался домой, и разбили её. В. П. Шереметев скончался прямо на месте крушения. Трагическая смерть мужа глубоко потрясла Надежду Николаевну.

Внук Шереметевой Е.И. Якушкин позднее вспоминал: «Набожная до чрезвычайности, она соблюдала все постные дни, никогда не пропускала ни одной службы и читала книги только религиозного содержания <…> Она была очень добра, готова была объехать весь город, чтобы похлопотать о нуждающемся, хотя и мало известном человеке, но о сделанном ею она никогда не говорила ни слова».
«Церковное богослужение любила Надежда Николаевна настолько, что порой, вернувшись домой, говаривала: «Я сегодня тьи обедни схватия (как все Тютчевы, она сильно картавила). По свидетельству родных, Шереметева имела «привычку записывать в своем синодике множество имен и ежедневно на молитве она поминала все эти имена» (из записной книжки С.Д. Шереметева).

В 1840 году Надежда Николаевна познакомилась с Н.В. Гоголем. С этого времени начинаются встречи и переписка Гоголя с Шереметевой, продолжавшиеся в течение 8 лет до её смерти. До нас дошло 43 письма Гоголя к Шереметевой и 47 ответных писем Шереметевой. Будучи глубоко верующей, Надежда Николаевна сильно влияла на религиозные настроения Гоголя. Он называл её своей «духовной матерью». А Шереметева, по словам С. Т. Аксакова, «любила Гоголя, как сына».

Приведем в нашей заметке несколько писем.
1. Н.В. Гоголь – Н.Н. Шереметевой.
<Май – 4 июня 1842. Санкт-Петербург>
Благодарю вас от всего сердца за память обо мне и за молитвы. Здоровье мое, слава Богу, кое-как плетется. Тружусь, работаю с молитвою и стараюсь не быть свободным ни минуты. Испытав на опыте, что в праздные минуты к нам ближе искуситель, а Бог далее, я теперь занят так, что не бывает даже времени написать письмо к близкому человеку. Знаю, что близкий человек простит, поэтому и не извиняюсь. Работать нужно много особенно тому, кто пропустил лучшее время своей юности и мало сделал запасов на старость. Бог да хранит вас и наградит вас за то, что не забываете меня своими молитвами.
Признательный к вам Н. Гоголь.

2. Н.Н. Шереметева – Н.В. Гоголю
Москва, октября 21 <1842>
Да благословение Божие пребудет над Вами, мой друг любезный, повсюду; сего желаю и молю о том благость Его. Я здесь на несколько дней и опять поеду в деревню, где мы будем зимовать. Благодарение Богу, здесь имела утешение о вас, мой друг, узнать от добрых и радушных Аксаковых, которые простым своим обращением пришлись мне очень по сердцу. <…> ничего иного не умею вам и пожелать, да спасет вас Бог; всякое утро сим начинаю, и в продолжении дня не раз это повторится в душе, вам преданной, спаси вас Господи! Слышала, прежде, нежели предпринятой и давно желаемой вами путь совершите, вы еще тут побываете. На сие скажу, что чувствуется. Советовать не смею и почитаю непозволительным мешаться в дело такой важности, но все, что могу, молиться, и от всего сердца молю Того, куда душа ваша стремится, да Он вас поддержит и наставит, что вам делать; Ему возможно указать вам путь и чего на нем держаться, и с помощию Его вы сами увидете, нужно ли вам возвращаться, не достигнув того, куды так давно душа ваша жаждет, и кто знает, в другой раз будет ли удобно вам опять выбраться на эту дорогу. <…> Сказала со всею откровенностию, что ощущаю, дабы что не затаилось на душе относительно человека, спокойствием коего дорожу. А не только советовать, но даже и желать не смею, чтобы так или иначе случилось, свыше все разочтено, если мы только не будем препятствовать сим благим расчетам, примешивать собственной воли, то наверное все устроится, как Ему, Отцу Небесному, угодно; Его покрову вас вручаю <…>

3. Н.В. Гоголь – Н.Н. Шереметевой
<Около 20 марта 1843. Рим>
Благодарю вас за ваши три письма. Мы должны были сойтись и сблизиться душой. В том высшая воля Бога. Самое это ваше участье и влеченье ко мне, и молитвы обо мне – всё говорит о сей воле. Не стану вам говорить ничего более. Вы чувствуете в глубине вашей же души, каковы должны быть отношения мои к вам. В минуты торжественных минут моих я вспоминаю о вас! А вы – вы помолитесь обо мне… не об удачах и временных успехах молитесь (мы не можем судить, что удача или неудача, счастье или несчастье), но молитесь о том, чтобы с каждым днем и часом, и минутой была чище и чище душа моя. Мне нужно быть слишком чисту душой. Долгое воспитанье еще предстоит мне, великая, трудная лестница. Молитесь же о том, да ниспошлются с небес мне неслабнущие силы. Посылаю вам душевное объятие мое.
Гоголь.

При подготовке текста использованы материалы издания "Переписка Н. В. Гоголя с Н. Н. Шереметевой / / Рос. акад. наук. Ин-т мировой лит. им. А.М. Горького; [Подгот. И.А. Виноградов, В.А. Воропаев] М. : Наследие, 2001".

Прочитано 3530 раз