Мураново

Музей-заповедник "Усадьба "Мураново" имени Ф.И. Тютчева"

19 октября - день рождения Элеоноры Тютчевой

Сегодня, 19 октября, 217 лет назад, родилась графиня Элеонора Ботмер (1800 - 1838), первая жена поэта Ф.И. Тютчева.

Эмилия Элеонора фон Ботмер родилась в семье немецкого дипломата, графа Карла-Генриха-Эрнеста фон Ботмера (1770—1845) и его жены Анны, урождённой баронессы фон Ганштейн (1777—1826). Элеонора была старшим ребенком, у неё было восемь братьев и три сестры.

Все дочери графа получили классическое домашнее воспитание. К шестнадцати годам Элеонора превратилась в красивую светскую барышню с безупречными манерами, свободно говорившую на немецком и французском языках.

В 1818 году Элеонора стала женой русского дипломата, секретаря российской миссии в Мюнхене Александра Христофоровича Петерсона. В 1825 году она овдовела и осталась с четырьмя сыновьями на руках. У Элеоноры был скромный дом в Мюнхене на Каролиненплатц, как раз напротив здания русской миссии. На вечерах, даваемых этой миссией молодая, прелестная графиня — вдова в феврале 1826 года познакомилась с Фёдором Тютчевым, прибывшим в баварское посольство сверхштатным помощником секретаря.

Сближение происходило стремительно. В марте 1826 года 25-летняя Элеонора Петерсон тайно обвенчалась с 22-летним Фёдором Тютчевым. Ещё два года многие в Мюнхене, по свидетельству Генриха Гейне, не знали об этой свадьбе (юридический брак Фёдора Тютчева с Элеонорой Петерсон состоялся лишь 27 января 1829 года).

Брак был счастливым. В лице Элеоноры Тютчев обрел любящую жену, преданного друга и неизменную опору в трудные минуты жизни. Фёдор Иванович спустя годы признавался: "Никогда человек не стал бы столь любим другим человеком, сколь я любим ею, в течение одиннадцати лет не было ни одного дня в её жизни, когда, дабы упрочить мое счастье, она не согласилась бы, не колеблясь ни мгновенья, умереть за меня".

В 1838 г. состоялось назначение Тютчева чиновником русской дипломатической миссии в Турин, столицу Сардинского королевства. Через несколько дней, временно оставив семью в Петербурге, Тютчев отправился к месту своего нового назначения. 14 мая 1838 года Элеонора с тремя малолетними дочерьми отплыла к мужу, предполагая добраться на пароходе до Любека, а оттуда уже на экипаже до Турина. Вблизи Любека в ночь с 18 на 19 мая на пароходе вспыхнул пожар. Погасить пламя не удалось. Капитан устремил корабль к скалистому берегу и посадил его на мель. Пассажиры с трудом и не без потерь переправились на берег — пять человек погибли, а пароход сгорел. Элеонора Тютчева выказала во время этой катастрофы полное самообладание и присутствие духа. Тютчев так характеризует поведение жены в выпавшем на её долю испытании: "Можно сказать по всей справедливости, что дети дважды были обязаны жизнью матери, которая ценою последних оставшихся у неё сил смогла пронести их сквозь пламя и вырвать у смерти".

Молодой тогда ещё писатель Иван Сергеевич Тургенев, плывший на этом злосчастном пароходе, в своём очерке "Пожар на море" упоминает об Элеоноре:
"В числе дам, спасшихся от крушения, была одна г-жа Т..., очень хорошенькая и милая, но связанная своими четырьями дочками и их нянюшками; поэтому она и оставалась покинутой на берегу, босая, с едва прикрытыми плечами. Я почел нужным разыграть любезного кавалера, что стоило мне моего сюртука, который я до тех пор сохранил, галстука и даже сапог; <...>"

Во время кораблекрушения Элеонора почти не пострадала физически, но получила тяжёлое нервное потрясение, которое требовало лечения и отдыха. Однако, опасаясь за мужа, Элеонора не рискнула задерживаться на лечении в Германии больше двух недель и уехала с ним в Турин. Однако переутомление, сильная простуда и глубокое нервное потрясение, от которого Элеонора так и не смогла оправиться, сломили её и без того хрупкое здоровье. 27 августа 1838 года Элеонора умерла. Горю Тютчева не было предела. В ночь, проведенную им у гроба жены, голова его стала седой.

Через 10 лет после её смерти в память о ней поэт напишет одно из самых своих проникновенных стихотворений:

Еще томлюсь тоской желаний,
Еще стремлюсь к тебе душой —
И в сумраке воспоминаний
Еще ловлю я образ твой...
Твой милый образ, незабвенный,
Он предо мной везде, всегда,
Недостижимый, неизменный,
Как ночью на небе звезда...

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены